УТОПИИ

Говоря о проекте формирования образа Светлого будущего мы не можем игнорировать опыт и творчество наших предшественников, людей, кто мечтал и мечтает о том, что человечество будет жить в мире и гармонии, а общественное устройство будет научно выверенным, справедливым и обеспечивающим всем его членам равные права на благополучие и радость.

Увы, но в современном Мире слово «утопия» часто употребляется с пренебрежительным оттенком. Необходимо срочно изменить подобное восприятие. Люди, на протяжении всей истории человечества, размышлявшие о Светлом будущем, обладали большими знаниями, высокой нравственной позицией и даром предвидения, а их судьбы часто были наполнены тяжелыми испытаниями, проверявшими их на верность высказываемым Идеям.

Среди самых известных Мировых утопий:

«Государство» Платона

«Утопия» Томаса Мора

«Город Солнца» Томазо Кампанеллы

«Путешествие в Икарию» Этьена Кабе

Серьезно размышляли о будущем и наши соотечественники:

Николай Федоров – «Философия общего дела»

Константин Циолковский – «Миражи будущего общественного устройства»

Иван Ефремов – «Туманность Андромеды»

братья Аркадий и Борис Стругацкие – «Полдень. XXII век»

Эти и многие другие авторы оставили нам в наследство продуманные и прочувствованные ориентиры, следуя которым, мы можем и должны продолжать начатое когда-то очень давно восхождение человека и человечества ко Вселенской гармонии.



С современным взглядом на утопии вы можете познакомиться в статье «Где взять мечту?», которая была опубликована в 2014 году в журнале «Эксперт».

>>> читать

На сегодняшний день некоторые тезисы данной статьи устарели, однако в целом она дает нам представление о состоянии «утопических» дел.



Футуристика Стругацких и современная Россия

Глава из книги Ю.С. Черняховской «Братья Стругацкие. Письма о будущем»

В одном из последних интервью, уже в 2011 году, Борис Стругацкий, дав очень точный анализ ситуации в России. Он предсказал неизбежность возвращения Путина к власти, наивность и бессилие людей, называющих себя оппозицией, назвал приговор М. Ходорковскому и П. Лебедеву таким, каков он должен быть и единственно осмысленным[1], и в ответ на вопрос, к какому бы из своих миров он отнес современную Россию – ответил: «Это Город эпохи Фридриха Гейгера»[2].

Город Фрица Гейгера – это мир эффективной технобюрократической автократии, успешно решивший проблемы катастрофического кризиса, наладивший текущую жизнь людей – и столкнувшийся с проблемой отсутствия смыслов его существования, отсутствием идеологии и целей развития.

Однако этот мир был предсказан Стругацкими за сорок лет до названного интервью.

Картины и притчевые прогнозы, созданные Стругацкими посредством художественно‑политического моделирования в рамках их модели политического развития, носят в существе своем политико‑философский характер. Создав свою оптимистическую утопию Полдня и показав реалистически, что она не будет в полном смысле слова безоблачной, Стругацкие создали и пессимистический сценарий: серию политических прогнозов альтернативного характера, попытались проанализировать, что может быть альтернативой миру Полдня.

Страна, которая когда-то была значительно обширнее, но приведена к катастрофе выродившейся прежней имперской элитой; страна, потерпевшая поражение и пытающаяся сохранить порядок на границах, изнутри пораженная нехваткой врачей, учителей и инфляцией[3].

Веривший в свою страну герой, у которого из благих побуждений его освобождения отняли все, что он ценил в жизни[4].

«Сталкеры», собирающие и продающие то, что осталось от ненадолго посетившей Землю великой цивилизации, торгующие случайно доставшимся им наследством, происхождения которого они не могут понять[5].

Общество, лишенное идеологии, не знающее смысла и целей своего существования и вывод об обреченности общества без идеологии стали предвидением многих проблем последующего, предвидением трагедии, которая постигает общество, отказавшееся от своих ценностей и стратегических целей[6].

Страна, уничтожающая свою культуру, где знание большего, чем необходимо для составления счета за товар, стало предосудительным[7].

Страна, подведенная к катастрофе представителями чужой цивилизации, которые теперь под видом спасения выманивают и увозят к себе ее детей и всех, кто сохраняет способность к рациональному действию[8].

Все это можно рассматривать как художественно‑поэтические образы. Можно – как философские притчи.

Однако с позиций знания политических процессов современной России, хотя и можно спорить о степени соответствия этих образов картинам политической жизни современности, приходится признать, что степень узнаваемости этих моделей достаточно велика. В то же время мы знаем, что все эти политические картины были созданы в период с начала 1960‑х по середину 1970‑х гг.

Как отмечал в своем исследовании С. В. Евдокимов: «Деидеологизация политики и культ политического прагматизма привели к тому, что общество сегодня живет без внятного мировоззренческого представления о перспективах своего развития»[9].

В таком случае приходится признать, что мы имеем дело с некой вариативной прогностической моделью, в рамках которой удалось предугадать возможные варианты угроз и тупиков, которые оказались в последнюю четверть века в той или иной степени реализованы в политической действительности. Осуществленным оказался пессимистический сценарий, об опасности которого предупреждали авторы.

Не говоря о более позднем, но в не меньшей степени оправдавшемся предупреждении 1986–1987 гг., что упоение эмоционально‑протестным активизмом в борьбе с теми или иными негативными сторонами реальности может привести к подмене конструктивных задач созидания будущего уничтожением того, что могло бы составить его основу[10].

Если мы имеем перед собой систему решений, узнаваемые из которых мы можем оценить как верные, сбывшиеся, значит, мы можем сделать выводы:

во‑первых, данная система решений может содержать в себе как иные верные, возможно, сбывшиеся, но для нас еще непонятные, так и еще не сбывшиеся, но могущие сбыться в недалеком будущем;

во‑вторых, если мы имеем негативные предсказания, которые в значительной степени оказались обоснованными, мы можем предположить и обоснованность позитивных прогнозов;

в‑третьих, если так – мы имеем основания предполагать наличие в данной системе описания решений, дающих ответ на вопрос о предполагаемых способах нейтрализации негативных вариантов развития и активизации позитивных;

в‑четвертых, мы должны принять к рассмотрению возможность того, что в данной системе содержатся и более долговременные прогнозы.

в‑пятых, даже если не относиться к имеющимся перед нами образцам прогностики как к имеющим высокую точность, мы, как минимум, должны задуматься о тех проблемных темах, которые они обозначили.

Как резонно замечает и доказывает в своем диссертационном исследовании Е. В. Цветков: «Научная фантастика является способом конструирования социальной реальности»[11].

Тем более что, по мнению Б. Стругацкого, в тех их картинах, которые явно можно рассматривать как сбывшиеся, «мне всегда смешно, когда читатели восхищаются: «Как это вам удалось… предсказать то, что мы имеем сегодня…» Но ведь все перечисленное – ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ… мы и имеем то, что должны иметь. Здесь нет пророчества, здесь – только логика».

В любом случае мы можем говорить, что все, казалось бы, фантастические произведения Стругацких 1960–1970 гг. оказались описывающими политические процессы, актуальные для сегодняшнего дня.

Подводя итоги: анализируя комплекс фундаментальных явлений политики в рамках созданной ими конструкции, отображающей содержание и развитие политических процессов в рамках предложенного ими реалистического сценария, Стругацкие сформулировали подходы и положения, включающие ряд ключевых вопросов политической философии и представляющие во многом авторскую концепцию.

Центральными моментами ее стали концепция власти, проблема взаимоотношения моральных ограничений и требований ответственности, концепция порочности «идеологического вакуума», невозможности полноценного существования «общества без идеологии», понимание человека как субъекта политики, развивающегося в процессе своего воздействия на мир.

Анализируя взаимоотношение морали и ответственности, и рассматривая их противостояние как определенное инобытие противостоящего, Стругацкие рассматривают соотношение а) «морального протеста» и ответственности за результат; б) соотношения совести и разума в политическом действии; в) проблему ответственности власти за безопасность общества, как императив политической морали; г) вопрос о возможности распространения норм человеческой морали на тех, кто не является его представителем и о том, насколько несоответствующий нормам человеческой морали может претендовать на отношении себе как к человеку.

Ответственность представляется им как не принадлежащая ни исключительно морали, ни исключительно разуму, а образующаяся в процессе перехода из сферы совести в сферу разума и из сферы разума – в сферу совести.

Одновременно они сталкиваются с определенным противоречием между признанием недопустимости навязывания человеку тех или иных моральных представлений, противоречащих его ценностям и признанием человека в качестве такового на основании не биологической, а моральной идентификации.

И одновременно они показывают как недопустимость разрушения мира ценностей человека вне зависимости от отношения к его ценностям и обреченность на загнивание и деструкцию любого общества, не имеющего идеологии и отказавшегося от обладания смыслами и целями своего развития.

Стругацкие, первоначально позитивно восприняв «перестройку», одними из первых поняли лежащие в ее основе пороки и в притчевой форме предупреждали, что увлеченность эмоционально‑протестным активизмом, в конечном счете, может привести не столько к ликвидации негативных явлений, сколько к разрушению начал прогрессивного, рождающегося в существующем обществе.

После смерти Аркадия Стругацкого в 1991 году Борис Стругацкий избирал разное политическое позиционирование, в определенных обстоятельствах оказывая поддержку людям, явно диссонировавшим с идеалами описанного ими общества, однако он неоднократно в последние годы подчеркивал свою приверженность этим идеалам, как и надежду на их реализацию.

Как показывает политологический и политико‑философский анализ произведений Стругацких, описываемые ими десятки лет назад последствия отказа общества от движения по пути прогресса и создания того общества, развернутую модель которого они рисовали в своих работах, явно близки реальной ситуации сегодняшнего мира и сегодняшней России, а их политические наблюдения и выводы о природе власти, ответственности и роли идеологии, как и многие иные моменты их работ явно представляют интерес с точки зрения анализа политических процессов современности.

Произведения братьев Стругацких: http://www.rusf.ru/abs/books.htm

 

[1] «Ничего неожиданного не произошло. Любому взрослому человеку изначально ясно было, каков будет приговор. Каков он ДОЛЖЕН быть. Единственный осмысленный с точки зрения нынешнего политического курса приговор».

[2] «…И никакой пощады». Борис Стругацкий – о приговоре по «делу ЮКОСа», молчании Медведева, игре Путина, страхах элиты и возможностях Запада. // http://www.novayagazeta.ru/data/2011/001/19.html

[3] Стругацкие А. и Б. Обитаемый остров / Стругацкий А., Стругацкий Б. Собр. соч. в 11 т. Т. 5. М., 2009.

[4] Стругацкий А., Стругацкий Б. Парень из преисподней / Стругацкий А., Стругацкий Б. Указ. соч. Т. 6.

[5] Стругацкий А., Стругацкий Б. Пикник на обочине / Стругацкий А., Стругацкий Б. Указ. соч. Т. 6.

[6] Стругацкий А., Стругацкий Б. Град обреченный / Стругацкий А., Стругацкий Б. Указ. соч. Т. 7.

[7] Стругацкий А., Стругацкий Б. Трудно быть Богом / Стругацкий А., Стругацкий Б. Указ. соч. Т. 3.

[8] Стругацкий А., Стругацкий Б. Жук в муравейнике / Стругацкий А., Стругацкий Б. Указ. соч. Т. 8.

[9] Евдокимов С. В. Политическая утопия в эпоху модерна и постмодерна. Дисс. на соиск. уч. степени канд. полит. наук. М.: МГУ им. М. В. Ломоносова, 2003.

[10] Стругацкий А., Стругацкий Б. Отягощенные злом / Стругацкий А., Стругацкий Б. Указ. соч. Т. 9.

[11] Цветков Е. В. Научная фантастика как способ конструирования социальной реальности: социально‑философские аспекты: дисс… канд. ф. наук: 09.00.11. Архангельск, 2009.



#востокодин #vostokone #востокодиндлявсех #vostokoneforall